Сегодня: 27 октября 2020 г.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
27 октября 2020 г.
Netflix экранизирует игру "Assassin`s Creed"
Продюсер "Аватара 2" показал Кейт Уинслет под водой
Туризм в Казахстане отрекламировали фразой Бората
Представлена чернокожая Бэтвумен
Оскар Айзек сыграет Лунного рыцаря в проекте Marvel

Новости кино в формате RSS 2.0


ВЕРА СТОРОЖЕВА про небо, самолет, девушку и жизнь

21 августа 2003 г.

 
Вера Сторожева-сценарист стала известна миру с рождением киноальманаха "Три истории" Киры Муратовой - "Девочку и смерть", одну из историй, написала именно Вера.

Вера Сторожева-актриса ассоциируется с муратовским же "Астеническим синдромом".

А вот о режиссере Вере Сторожевой вся страна узнала зимой 2003 года, когда на экраны страны вышел ремейк знаменитого натансоновского "Еще раз про любовь...", который назывался просто "Небо. Самолет. Девушка".

Девушкой в фильме стала Рената Литвинова, а небо, самолет, историю нежностей-расставаний сплела в один узор режиссер Вера Сторожева.

Прошло полгода. "Небо. Самолет. Девушка" выпустили на видео и DVD. Общая восторженная истерия чуть-чуть улеглась, а значит настало самое время поговорить с Верой Сторожевой о том, что уже стало немножко прошлым.

Начнем с банального. Что заставляет женщину выбрать сложную профессию режиссера?
Это такая предрасположенность: управлять и принимать решения. А поскольку летать я боюсь и воды боюсь, то других профессий и не остается - только режиссура.

Есть ли, по Вашему мнению, принципиальное отличие между режиссером-женщиной и режиссером-мужчиной?
Есть, скорее разница просто между женщиной и мужчиной. Наверное, какие-то вещи женщине прощаются - ты пользуешься тем, что ты женщина. Иногда ты слишком категорична. С мужчиной спорить можно, а женщиной – не всегда.
У всего есть свои плюсы и минусы, потому что некоторые, наверное, не могут смотреть на меня как на режиссера, хотя у меня на съемочной площадке всегда железный порядок. Там я - просто деспот, хотя по первому ощущению выгляжу очень мягкой, и этим многие обманываются.

На съемках фильма "Небо. Самолет. Девушка" Рената Литвинова выступила сценаристом, актрисой и продюсером одновременно – не мешало ли это Вашей режиссерской свободе?
Как говорят, если фильм хорош – "хорошо снял оператор, хорошо сыграл актер". Если фильм плохой – "плохой режиссер". Начинается все в зародыше и возникает сотворчество, которое ведет режиссер. Если актеры начинают преобладать над режиссером – фильм просто разваливается. Форма должны быть формой.
Рената, с одной стороны, автор сценария, и, естественно, она видела все по-своему, тем более, что у нее были и режиссерские претензии. Но она никогда не давила. Рената до сих пор говорит: "Зачем Вы решили снять меня без грима?", но она все равно слушала. Я была убеждена, что ей не нужен грим, что она должна быть прозрачная и беззащитная - вот этих ощущений и добивается режиссер, в актерах, на монтаже, и прочем.

Чем Вы руководствуетесь при выборе актеров и съемочной группы? Что для Вас главное - профессиональные навыки или человеческие качества?
Съемочная группа – это конечно профессиональные навыки. Человек должен быть, прежде всего, профессионалом. Можно даже терпеть его невыносимый характер. С непрофессионалами работать нельзя. Кино – это очень технологичная область.
Я считаю, что режиссер – это выбор актеров. Это главный его почерк. Я руководствуюсь своим опытом, своими эмоциями. Иногда даже не можешь объяснить, почему именно этот актер, а не другой.
В фильме "Небо. Самолет. Девушка." главный герой – Дима Орлов. Многие были против него – на эту роль пробовались звездные люди. И сейчас я уже вижу, что была права. Актеры – это или набор красок или партитура или ноты - в них должно быть созвучие и гармония.

Не было ли у Вас желания изменить столь трагичный конец истории фильма?
Вы знаете, он действительно печальный и трагичный, но многие мне уже говорили, что на самом деле происходит очищение: "Вы знаете, я проснулась утром, думая, что же у меня произошло хорошее? – Я посмотрела фильм."
Здесь нет потери – есть приобретение, человек ходит, оставляя свет и любовь. У нас не остается ощущения потери, как при смерти, когда мы безумно скорбим, возникает ощущение просветления, как будто нас посещает ангел – посещает и уходит, но он нас отогрел и освятил.
Здесь не может быть другой конец, потому что это все было бы неправдой.

В кино так принято - за моментом невыносимого счастья следует беда. Как Вы считаете, это обязательное правило для обычной жизни, или это необходимо исключительно для драматургии в кино?
Невыносимое счастье – оно невыносимо. Как говорят – мы сюда не для радости пришли, а для испытаний – это непреложный закон, как закон тяготения. Человек не может долго находиться в счастье, тогда он вообще не ощутит, счастье это или несчастье. Это была бы уже какая-то болезнь, когда человек пребывает в вечном радушии.

В наше время массовый зритель привык к насилию и сексу в кино. Не боялись ли Вы снимать фильм о простой любви, ведь зрители могли счесть его неактуальным?
Практика показала - фильм оказался очень кассовым. Нет, я не думала об этом, я была уверена, что будут его смотреть - там все есть, чтобы зритель захотел его смотреть. Это уже неправда, что зрителям нравится насилие - наше кино смотрели и молодые фанаты, и ребята совсем подросткового возраста. На него ходили по много раз и пожилые. Это такой стереотип, что люди любят насилие, на самом же деле все уже устали от крови и этого американского кино.

Насколько жестко Вы руководствуетесь режиссерским сценарием? Присутствовал ли элемент импровизации при съемках фильма "Небо. Самолет. Девушка."?
Во-первых, по ходу дела сценарий сокращался, видоизменялся, поскольку на площадке всегда была автор сценария Рената Литвинова. В кино так всегда – ты делаешь режиссерский сценарий, но само кино формируют обстоятельства. Его формирует практически каждый человек, который участвует в процессе – художник, водитель, осветитель - все вносят свою энергию. И я очень люблю всякие обстоятельства, возникающие на съемочной площадке, поскольку они всегда привносят то, что никогда нельзя запланировать.

Какими принципами Вы руководствовались, выбирая основные цвета картины?
В фильме был задуман терракотовый цвет. Все шло от смыслового решения. Конечно, голубой – все эти блестящие аэропортовские поверхности, небо. Придумывалось все - небеса, афиши, японское кино на афишах. Потом была сложная обработка в саламандре, когда не все вымывается серебром – это сложный химический процесс. И вот получилась такая необычная картинка, странное вневременное кино. Вроде бы современные самолеты, современный джип, современная Москва, и в то же время присутствует ретро – многие недоумевают, в какое же время все происходит.

Вы написали сценарий к фильму "Девочка и смерть", вошедшему в киноальманах "Три истории" по своему рассказу. Откуда взялась такая зверская идея: маленькая девочка убивает старика крысиным ядом?
Признаюсь, эта история была навеяна случаем из детства. Но, конечно, все было совсем не так.

В каких жанрах Вы хотели бы снимать свои будущие фильмы? В каком жанре Вы не стали бы работать никогда?
Мне не хочется снимать боевики, насилие - это не мое. Очень люблю жанровое кино, трагикомедии. А когда я училась на Высших Курсах, меня считали комедиографом. Многие годы абитуриентам показывали мою работу "Развод", предлагая, правда, закончить историю на половине.
Мне кажется, что в моем жанре обязательно должен присутствовать некий слом, в отличие от чистой комедии. Вот и "Небо. Самолет. Девушка." - печальный, светлый и в тоже время смешной.

 
Вы окончили Высшие Курсы уже 10 лет назад. Есть ли сокурсники, с которыми Вы вместе учились и работаете до сих пор?
Да, конечно, общаюсь - кинематографическое поле очень маленькое. Например, режиссер Сергей Урсуляк, сценарист Гена Островский, Ваня Попов - хороший режиссер ("Маленький лорд"). У нас был очень успешный курс, и практически все сейчас работают в Москве и снимают кино.

Есть ли что-то, за что Вы особенно благодарны своему мастеру, режиссеру Александру Митте?
Я его обожаю за то, что он не рассказывал нам о вещах, которые и так присутствуют внутри каждого человека, он нам не говорил что хорошо, что плохо. На Высшие Курсы все приходят уже людьми взрослыми и состоявшимися - это же второе высшее образование. Он рассказывал нам только о профессии. На нашей мастерской училось всего три человека, двое из которых постоянно отсутствовали, и мы с Миттой сидели вдвоем.
Одним из наших мастеров был Александр Кайдановский ("Свой среди чужих. Чужой среди сворих", "Сталкер" А. Тарковского), и он нам говорил, что лучший преподаватель на Курсах - это Митта, именно он дает нам профессию, а не багаж, такой, как жанр, духовное и нравственное.

Многие режиссеры считают, что работать на телевидении и снимать сериалы – далеко от искусства. Ваше мнение на этот счет?
Я много работаю на телевидении. Для меня отдача одинаковая. Я отдаю себя. Кино тяжелее, сложнее и для меня интереснее – это как такая роскошь, которая бывает не всегда, а лишь периодически.

Насколько для Вас совместима личная жизнь и работа в кино? Что стоит на первом месте?
Так бывает только в романах. В жизни невозможно выбрать. Все стоит на своем месте – Вы не можете сказать, что для Вас важнее – руки или ноги. Конечно, когда у меня съемки, и меня нет два месяца – семья страдает. Но они понимают, что я не могу иначе. У меня всегда параллельно две-три работы и на телевидении, и в кино - мне так нравится.

Многие женщины предпочитают работать в мужском коллективе. Комфортно ли Вам работать с женщинами?
Для меня нет такого – это женщина, поэтому я с ней работаю, а если мужчина – нет, или наоборот. В фильме "Небо. Самолет. Девушка.", хотя и говорят, что женский коллектив сложный, женщины оказались какими-то более, что ли, настоящими. С другой стороны, и мужчины были достойны. В профессии, в работе, в деле – для меня нет половой принадлежности.

Можете рассказать, как Вы познакомились с Кирой Муратовой и сыграли в ее фильме "Астенический синдром"?
Дело в том, что мой муж – Сергей Попов. Он у нее снимается практически в каждом фильме. Кира его считает как бы своим талисманом: "Среди серых камней", "Астенический синдром" в главной роли и соавтор сценария, и так далее.
Когда так получилось, что его пригласили сниматься в "Астенический синдром", у нас было двое маленьких детей, и мы вместе поехали в Одессу. И Кира, может быть, для утешения, пригласила сниматься и меня.
После этого я снималась у нее и в другом фильме. Она хотела, чтобы мы втроем играли в ее последней картине "Чеховские мотивы" - у меня там муж играет отца на хуторе, и дочь - такая взрослая Варя в очках. Кира хотела, чтобы я играла мать, но я не смогла, поскольку у меня как раз шел съемочный период.

Повлияла ли Кира Муратова ваше мировоззрение, на Вас, как на режиссера?
Да. Конечно. Она – единственный у нас режиссер своего возраста, которая развивается, развивает совершенно молодой талант. Она все время делает что-то новое, не может не снимать.
Когда мы познакомились – это было двадцать с лишним лет назад – я была совсем молодой и смотрела на нее, открыв рот. Тогда я еще не собиралась идти на режиссера, и для меня это был пример. Она была в загнанном состоянии – ей не давали снимать и даже отправили работать в библиотеку. Кира говорила так: "Вы знаете, я хотела бы снять им то, что они хотят. И вот я беру и хочу. И думаю – теперь это им понравится. И опять то же самое – не могу!"
Конечно, я совсем на нее не похожа, но я всегда ощущаю, что есть такая Кира Муратова - настоящий большой художник.

Ну и под занавес: чем Вы занимаетесь сейчас, что собираетесь снимать или писать?
Сейчас я снимаю двухсерийное кино "Француз". И если "Небо. Самолет. Девушка." - довольно камерное кино, то "Француз" - это такой народный фильм, комедийная мелодрама.
У меня снимался известный французский театральный актер Тьерри Монфрей, Маша Голубкина, Гарик Сукачев, и очень много другие актеров, не буду перечислять. Получился совершенно другой фильм - новогоднее кино, его покажут 1-го и 2-го января.
Фильм снимали на кинопленку по заказу канала ТВС. Теперь канал закрыли, и ведутся переговоры о покупке фильма первым каналом. Это забавное, чисто жанровое кино. Там очень много народу, и надо было управлять массами – деды-морозы, ветродуи и т.д. - всех надо было держать в строгости.
Сейчас фильм уже практически снят и смонтирован. Я бы его уже и закончила – его пригласили на конкурс в Выборг и на "Киношок" - но мы пока не можем завершить по всяким не зависящим от нас причинам.
А вот в новогодние каникулы, надеюсь, его увидят все желающие. Так что - до встречи :)

Смотрите также:

- Гран-при кинофестиваля "Киношок" достался Кире Муратовой [21 сентября 2009 г.]
- Главный приз "Киношока" получил "Осенний бал" Вейко Ыунпуу [22 сентября 2008 г.]
- Главный приз "Киношока" достался литовскому фильму "Заклинание греха" [26 сентября 2007 г.]
- Жюри "Киношока" решит, кому достанутся призы [25 сентября 2007 г.]
- Гильдия кинокритиков на "Киношоке" присудила приз фильму "Яптик Хэсе" [25 сентября 2006 г.]


Другие новости за 21 августа 2003 г.
Рождение ребенка не даст Расселлу Кроу как следует подраться
Голливуд извлекает прибыль из сундука мертвеца
Наоми Кэмпбелл сыграет жену футболиста
Две "Матрицы" должны разделиться в погоне за "Оскаром"






ПОИСК
 
Новости
Скачать!
Магазин
Интернет
АРХИВ НОВОСТЕЙ
РЕКЛАМА

Новости кино Kinozavr.com в сети с 2006 года
Источники новостей: rol.ru и kinonews.ru